Акция Архив

"Северная звезда"-2018

"Северная звезда"-2018

Продолжается конкурс "Северная звезда"-2018. Дедлайн - 30 сентября.

Литературная премия журнала "Север"

Литературная премия журнала "Север"

Лауреатами за 2017 год стали Андрей Фарутин (г. Петрозаводск), Александр Титов (Липецкая обл.), Олег Мошников (г. Петрозаводск), Алексей Казаков (г. Челябинск).


Позвоните нам
по телефону

− главный редактор, бухгалтерия

8 (814-2) 78-47-36

− факс

8 (814-2) 78-48-05

Free counters!

"Север" № 01-02, стр. 29

Позёмка пишет акварели...

Владимир ШЕМШУЧЕНКО, Поэзия


 

Владимир ШЕМШУЧЕНКО

г. Санкт-Петербург

 

«Позёмка пишет акварели...»

 

***

Пером и кистью по зиме

Позёмка пишет акварели.

Дрожат ресницы старой ели

И серебрятся в полутьме.

 

С зеленоглазою луной

Играет старый кот в гляделки.

Вживаюсь в роль ночной сиделки,

Поскольку сам себе – больной.

 

Пузатый чайник на плите

Пыхтит, вздыхает и бормочет,

Как будто мне напомнить хочет

О заоконной красоте.

 

Звездам нет счёта, бездне – дна,

От белой зависти немею

И всё же выдохнуть посмею:

Россия – это тишина.

 

***

Осыпаются мысли.

Опадают слова.

Перелески раскисли.

Оплыла синева.

 

Осязаема Нежность.

Невесом ветерок.

Очевидна небрежность

Непричёсанных строк.

 

Без особого шика

Разноцветный наряд

Листопад-горемыка

Износил до заплат.

 

Ходит поздняя осень –

Гроздь рябины в косе…

И не рыжая вовсе,

А нагая совсем.

 

ПОЛНОЛУНИЕ

Свет лампы портьерами выпит.

Сгущается синяя жуть.

Сегодня – не мой выход.

И всё-таки я выхожу:

По клавишам стертых ступеней,

По тучам, по звёздам – туда,

Где слышится тихое пенье…

Сейчас или никогда!

К чертям все слова проходные –

В поэзии грош им цена.

Плевать, что мужчины земные

Тебя называют – Луна.

Простим их – убогих и сирых,

Расхитивших земли отцов…

Лишь женщины града и мира

Твоё повторяют лицо.

Ты кровь поднимаешь по венам,

Склонившись над ними во сне.

Они из телесного плена

Восходят к тебе в тишине.

Уходят всё выше и выше,

И нет в них ни капли вины.

Я знаю – они тебя слышат!

И вот уж – совсем не видны…

 

ДИГОРИЯ

Изгиб, излом, и нет дороги…

Нелепо, как в дурном кино!

И вспоминается о Боге –

Ему всегда не всё равно.

 

Ревёт мотор на грани срыва.

Чуть-чуть назад… Вперёд… Вираж…

Налево – лезвие обрыва.

Направо – зубы скалит кряж.

 

Потеет на спине рубашка,

Как в зной из погреба вино…

Водитель – на бровях фуражка –

Хохочет… Чёрт, ему смешно!

 

И на заоблачном пределе

Последних лошадиных сил,

Скрипя мостами, еле-еле

Вползает в небо старый ЗИЛ.

 

А вдалеке печальный демон

Несёт домой пустой мешок…

Я – наверху! Я занят делом!

И мне сегодня хорошо!

 

И я живу… Ломаю спички…

Курю, как будто в первый раз,

И вредной радуюсь привычке,

И пелена спадает с глаз.

 

Здесь солнце на сосновых лапах

Качается, как в гамаке.

Здесь можжевельниковый запах

Живёт в болтливом ручейке.

 

Здесь, как гигантские тюлени,

Слезятся утром ледники.

Здесь тучи тычутся в колени

И тают от тепла руки,

 

И, выгибая рысьи спины,

Да так, что пробирает дрожь,

Рыча, царапают вершины…

И дождь вокруг! И сам я – дождь!

 

***

Апрельское утро грачами озвучено.

Уходит в подлесок туман не спеша.

Ещё две недели – и скрипнет уключина,

И лодка пригладит вихры камыша.

 

Ещё две недели – и синяя Ладога

Натешится вволю, подмяв берега,

И в небе проклюнется первая радуга,

И рыба пойдёт нереститься в луга.

 

И ветер с Невы – аж до самого Таллина! –

Молву донесёт… А пока среди льдин,

Как спящая женщина, дышит проталина

С лиловым цветком на высокой груди.

 

***

Ночь ещё пахнет снегом…

Выпьем же за весну

С Муркиным наглым побегом

Из форточки – на сосну!

Ну, и ещё за морзянку

Улиц, танцующих крыш…

Это душа наизнанку –

Разве за ней уследишь!

Это сердцебиенье,

Артериальная кровь!

Это неповторенье!

Это не в глаз, а в бровь,

Выгнутую рассветом –

Ну вон у той, с зонтом…

Кабы я был поэтом –

Я бы за ней хвостом!

Март – не сезонный рынок

И словесный грим!

Где мой второй ботинок?!

После договорим….

 

***

Синее, синее, синее –

Из невозможных глубин…

Береговая линия,

И Александр Грин.

Что-то ещё… По осени

Солнце не жжёт, как оса.

У разбитной Феодосии

Рыжий каштан в волосах.

Вечер. Погодка купальная –

Пристань, кефаль, невода…

Не акварелька астральная –

А с огоньками вода.

Что-то ещё… Ранимое…

(Слышишь, как сердце стучит…)

Грустное… Неповторимое…

И наизусть заучить!

 

***

Украинская ночь домашним пахнет хлебом.

Здесь время не идёт, а тянется, как мёд.

На капли молока, пролитые на небо,

Во все глаза глядит ленивый рыжий кот.

Его пра*пра*пра*пра… якшался с фараоном.

Он по*кошачьи мудр. Он доктор всех наук.

По одному ему лишь ведомым законам

Он выскользнуть сумел из цепких детских рук.

Он знает, почему туман сползает с кручи,

И то, о чём поют метёлки тростника.

А я у костерка под ивой неплакучей

Никак не разберусь – зачем течёт река?

Динь*динь, динь*динь, динь*динь –

проснулся сторожок!

(Похоже, крупный лещ

польстился на наживку…)

Удилище – в дугу! Он сам себя подсёк!

Я вывожу его… как кралю, на тропинку.

И вот он – золотой! Должно быть, в два кило…

Танцует на песке последний в жизни танец.

Украинская ночь вздыхает тяжело,

И на её щеках – предутренний румянец.

Лизнула сапоги днепровская волна,

И лещ пошёл, пошёл, качаясь с бока на бок…

Иди – мне жизнь твоя сегодня не нужна.

И сладок этот миг, и ветер тёплый – сладок!

 

МАРИНЕ

1

Расскажи мне о море, расскажи

                                            о балтийских штормах,

О янтарной сосне, догорающей в топке заката,

О кочующих дюнах на острове Сааремаа,

О любви, что, как чайка, свободна, легка и крылата.

 

Разбуди, зацелуй, уведи за собой по волнам

В неразгаданный мир, где туманы ложатся под ноги,

Где о чёрные скалы когда-то разбилась луна,

Где, согласно легендам, живут белокурые боги.

 

Расскажи, расскажи о грустинках в углах твоих губ…

(Я их видел однажды, когда ты играла с волною.)

Надвигается шторм… Ветер северный весел и груб –

Обнимает тебя и хохочет вовсю надо мною!

 

2

Перебранка полешек, бормотанье огня,

И волос твоих рыжих волнующий запах…

Я тебя назову – свет осеннего дня

Или лучше – предзимье на заячьих лапах.

 

А ещё – из камина возьму уголёк

И на белом листке (Только бы не проснуться!)

В простоте напишу всего несколько строк,

До которых потом не смогу дотянуться.

 

Полутон, полужест – между явью и сном –

(Только ты помолчи, а иначе – разбудишь!)

Это снег! Это – первый, большой за окном!

Я его полюблю, так, как ты его любишь!

 

3

Ночь из двора-колодца

Вычерпала людей…

Снега хочется! Солнца!

Где моё солнце?! Где?!

 

Мне не угомониться –

Пасынку Караганды.

Лижет луна-волчица

В полночь мои следы.

 

Свет твоего окошка…

Сорок ступенек – вмиг!

Снега хочется! Солнца!

Рук твоих! Чёрт возьми!

 

Назад