Акция Архив

"Северная звезда"-2017

"Северная звезда"-2017

Объявлены лауреаты "Северной звезды"-2017

Литературная премия журнала "Север"

Литературная премия журнала "Север"

Лауреатами за 2017 год стали Андрей Фарутин (г. Петрозаводск), Александр Титов (Липецкая обл.), Олег Мошников (г. Петрозаводск), Алексей Казаков (г. Челябинск).


Позвоните нам
по телефону

− главный редактор, бухгалтерия

8 (814-2) 78-47-36

− факс

8 (814-2) 78-48-05

Free counters!

"Север" № 05-06, стр. 125

Вспыхнут блики вечного огня...

Леонид КАРПОВ, Поэзия


 

Леонид КАРПОВ

п. Кестеньга, Карелия

 

«Вспыхнут блики Вечного Огня!..»

 

ДЕНЬ ПОБЕДЫ

Он сегодня встанет утром рано,

Словно торопя начало дня,

И в глазах седого ветерана

Вспыхнут блики Вечного Огня!

 

И, смахнув дрожащею рукою,

Ту слезу, которой нет цены,

Вспомнит он с любовью и тоской

Юность, не пришедшую с войны!

 

Где ты, та девчонка в сарафане,

Прячущая взгляд свой без причин!

Может быть в каком-нибудь кургане

Ты лежишь одна среди мужчин?

 

Или дошагала до Берлина,

И, под громогласное «Ура»,

На Рейхстаге написала: «Нина.

Гвардии ефрейтор, медсестра»?!

 

Пусть невыносима боль утраты

Тех, кого любил – ему ль не знать

То, что ради этой светлой даты

Стоило и жить и умирать!

 

БЕЗ ВЕСТИ ПРОПАВШИЕ

В том списке, где одни сплошные даты,

Вы наших не отыщите имён.

Мы – без вести пропавшие солдаты,

Не принятые в Вечный Легион!

 

Для нас, официально не убитых,

На чьих делах поставлен жирный крест,

Среди фамилий на гранитных плитах

В итоге не нашлось свободных мест!

 

Останкам нашим, где и как попало

Солдатская судьба нашла приют.

И вышло вдруг, что всё война списала,

А истину искать – напрасный труд!

 

Нас поимённо помнят только жёны,

Да те, кто выжил всем смертям назло.

Они не верят домыслам, и склонны

Считать, что просто нам не повезло!

 

Ведь в хаосе военных лихолетий,

Бросаясь грудью на свинцовый шквал,

На долю причитавшихся бессмертий

Никто из нас и не претендовал!

 

Исчезнувшие в море и на суше,

Мы перевоплотились в облака,

И наши неприкаянные души,

Роняя слёзы, шепчут свысока:

 

«Мы, без вести пропавшие солдаты,

Чьим обелиском стала неба высь,

Поймите, мы совсем не виноваты,

Что, потерявшись, так и не нашлись!»

 

ЧТО ДЛЯ МЕНЯ ОТЧИЗНА...

Что для меня Отчизна, сын?

Твой прадед, спящий в Сандормохе*;

Напевы северных былин,

Народом собранных по крохе;

Следы Войны в заросшем рву;

Подшивка старенькой газеты;

Посёлок, где всю жизнь живу,

Его закаты и рассветы.

 

Что для меня Отчизна, дочь?

Заботливые руки мамы;

Вой вьюги за окном всю ночь;

Берёз чернеющие шрамы;

Плеск чистых топозерских волн;

Олень, плывущий по туману;

Всё то, во что я так влюблён;

Всё, чем когда-нибудь я стану.

 

*Урочище Сандормох в Медвежьегорском районе Карелии, место массового расстрела и захоронения В 1937 году политических заключённых Соловецкого Лагеря Особого Назначения (СЛОН).

 

***

Мой дед не смог участвовать в войне.

Он, не дожив всего четыре года,

Расстрелян был в далёкой стороне

Карающей рукой, как враг народа.

          Он до конца не верил, может быть,

          Что жизнь вот так бесславно оборвётся.

          И та, кого успел он полюбить,

          Женой врага народа назовётся!

Что сыновья привыкнут голодать,

А младшему на жизнь не хватит силы.

И будет обезумевшая мать

Волчицей выть у крохотной могилы.

         И только председатель-инвалид

         Чужого, под Архангельском, колхоза,

         Их, проклятых, утайкой защитит

         От голода и лютого мороза!

Я до сих пор не знаю, где мой дед

Молился в ожидании расстрела.

Его в большом и скорбном списке нет,

А справка об амнистии сгорела.

          Но для меня он тоже фронтовик

          С претензией на звание Героя!

         И в день Победы я уже привык

         В честь деда пить сто граммов только стоя!

 

НЕНАПИСАННОЕ ПИСЬМО

Мы о засаде ничего не знали,

Шагая, не таясь, к плечу плечо.

И те, кто не убитыми упали,

Разведку материли горячо!

                Стреляя в лес, ослепшие от злобы,

                Недрогнувшие даже в смертный час,

                Мы гибли, и друзей просили, чтобы

                Они молились Господу за нас!

По нам свинцовый град без перебоя

Хлестал из пулемётного ствола!

И кровь, почти кипящая от боя,

Рекой на клюкву спелую текла!

             Майор кричал: «Произошла осечка,

             И надо отводить остатки сил!»

             Но видимо для чуда нет местечка

             Там, где хватает места для могил!

От взрывов мин, швырявших в небо кочки,

Жгло холодом спинные позвонки!

И тут пронёсся возглас по цепочке:

«Хорош лежать, пристёгивай штыки!

            Двум – не бывать, одну – чего бояться?!

            Коли врага, патроны зря не трать!

            Давайте же покажем фрицам, братцы,

            Как надо жить и надо умирать!»

На фронте смерть ведёт игру без правил,

А у меня козырной карты нет!

Прости, жена, за то, что я  оставил

Тебя вдовой в неполных двадцать лет!

           И посреди карельского болота,

           Уткнувшись в мох пробитой головой,

           Мне не узнать, спаслась ли наша рота,

           По той причине, что я не живой!

 

Назад