Акция Архив

"Северная звезда"-2017

"Северная звезда"-2017

Объявлены лауреаты "Северной звезды"-2017

Литературная премия журнала "Север"

Литературная премия журнала "Север"

Лауреатами за 2017 год стали Андрей Фарутин (г. Петрозаводск), Александр Титов (Липецкая обл.), Олег Мошников (г. Петрозаводск), Алексей Казаков (г. Челябинск).


Позвоните нам
по телефону

− главный редактор, бухгалтерия

8 (814-2) 78-47-36

− факс

8 (814-2) 78-48-05

Free counters!

"Север" № 01-02, стр. 3

Судьбой добытые слова...

Виктор КИРЮШИН, Поэзия


 

Виктор КИРЮШИН

г. Москва

 

«Судьбой добытые слова…»

 

* * *

Побудь со мною, тишина!

Давно искал я этой встречи.

От праздной человечьей речи

Душа остывшая темна.

Побудь со мною, тишина.

Лишь на мгновенье отреши

От нескончаемого быта.

Какая музыка в тиши

От сердца суетного скрыта!

Лишь на мгновенье отреши…

Судьбой добытые слова

Растают в небе легче дыма,

Поскольку жизнь неизъяснима

И в пепел обращать права

Судьбой добытые слова.

Молчат высокие леса,

Безмолвны медленные реки,

Чтобы могли мы в кои веки

Ушедших слышать голоса.

Молчат высокие леса.

Побудь со мною, тишина!

Мое проклятье и спасенье,

Раскаянье и воскресенье,

И оправданье, и вина.

Побудь со мною, тишина.

 

* * *

Еле слышен из-за леса,

Где оранжевый восток,

Подзабытый звук прогресса –

Электрички стукоток.

От добра добра не чаю:

Одинок – и что с того?

Вот и нынче не встречаю,

Слава Богу, никого.

Не юрод и не отшельник,

Потому что каждый миг

Речка, луг, дорога, ельник

В собеседниках моих.

Эта хата хоть и с краю,

Да зато не в тупике.

Никого не окликаю

В непроглядном далеке.

Лишь одним страшит граница,

Где сгорит житьё-бытьё:

Вдруг и на небе продлится

Одиночество моё?

 

ОТТЕПЕЛЬ

К ночи сгущается воздух сырой,

Вольно и наспех прошитый капелью.

Пахнет в округе набухшей корой,

Дымом печным и оттаявшей елью.

Забуксовало зимы колесо –

Дерзко и весело царствует влага!

В зыбком тумане

Почти невесом

Звук торопливого женского шага.

Снега январского жалко до слёз…

Много ли проку в такой канители,

Если ненадолго и не всерьёз

В чаще лесной затаились метели?

Их возвращения не тороплю,

Видимо, свыкся с погодой сырою.

Утром остывшую печь затоплю,

Стол на двоих, как бывало, накрою.

Красная скатерть, хмельное вино,

Встречи на миг, остальное – разлука.

Буду смотреть в зоревое окно,

Ждать понапрасну условного стука.

Лучше б весь мир занесло, замело,

Снежная запеленала одежда…

Необъяснимо такое тепло.

Необъяснимее только надежда.

 

* * *

Остановлюсь и лягу у куста,

Пока легки печали и пожитки,

На оборотной стороне листа

Разглядывать лучистые прожилки.

При светлячках, при солнце, при свечах

Мир созерцать отнюдь небесполезно:

В подробностях, деталях, мелочах

Не хаос открывается, а бездна.

Вселенная без края и конца

Вселяла б ужас до последней клетки,

Когда б не трепыхался у лица

Листок зелёный

С муравьём на ветке.

 

СТРАННИК

Все бродит, взяв суму да посох,

Вдали от псов сторожевых,

В полях пустых и безголосых,

В лесах почти что неживых.

Где ливень хлещет,

Ветер свищет,

Блистают молнии во мгле…

Того, что странник этот ищет,

И не бывает на земле.

Смешно за выдуманным светом

Гоняться, не смыкая глаз,

Но он,

Не знающий об этом,

Счастливей каждого из нас.

 

ЗИМНЯЯ РЕКА

Даже ворон не крикнет. Откуда?

И полозья не скрипнут. Куда?

Комариного звонкого гуда

Не осталось давно и следа.

Только стужа ворчит, матерея,

Да метелица путает след,

Вместо жаркого цвета кипрея

Рассыпая серебряный цвет.

Где трепещет сухая осока,

Обнажённая стонет ветла –

Гулом крови,

Движением сока

Жизнь как будто недавно была.

А теперь, словно в доме без окон,

В этой чёрной воде подо льдом

Затаился воинственный окунь,

Дремлют чуткая щука и сом.

Ходит солнце по низкому кругу,

Гаснут стылые дни вдалеке,

Чтобы снова по кроткому лугу

Вышла цапля к ожившей реке.

Это дерево знает и птица,

И вода понимает, и твердь:

Можно заново будет родиться,

Если только рискнёшь умереть.

 

Назад