Акция Архив

Литературная премия журнала "Север"

Литературная премия журнала "Север"

Лауреатами литературной премии "Севера" за Лауреатами премии за 2016 г. стали Виктор Сбитнев (г. Кострома), Владимир Шемшученко (г. Санкт-Петербург), Юрий Дюжев (г. Петрозаводск), Михаил Данков (г. Петрозаводск).

Литературная студия при журнале "Север"

Литературная студия при журнале "Север"

С 1 октября 2013 г. при журнале «Север» работает литературная студия для начинающих авторов

Позвоните нам
по телефону

− главный редактор, бухгалтерия

8 (814-2) 78-47-36

− факс

8 (814-2) 78-48-05

Free counters!

sever2008.5 6

Заказать

Cодержание

5-6

Начиная с прошлого номера «Север» стал знакомить читателей с городами Карелии. Очень значимое начинание, особенно для жителей республики. Если для читателей, живущих в других регионах России и в других странах, знакомство с материалами, имеющими краеведческий аспект, носит отстраненно познавательный характер, то для жителей нашего края - это возможность устранить белые пятна в своих знаниях о малой родине. Мы же не хотим становиться Иванами, не помнящими родства?!

Напомню, что цикл публикаций о городах Карелии открыли материалы о Сортавале. В этом же номере в фокусе нашего интереса будет Кондопога - город, известный до недавних пор в России, да и то в достаточно узком кругу тем, что его градообразующим предприятием является довольно крупный целлюлозно-бумажный комбинат. Однако трагические события 2006 года привлекли к небольшому карельскому городу внимание всей страны. Ясно, что кроме нервических репортажей с места событий, информации о Кондопоге в эфир и на страницы газет просачивалось крайне мало. Мы восполняем этот пробел. Сводку материалов о самом близком к Петрозаводску городе подготовила обозреватель районной газеты «Новая Кондопога» М.Бошакова. А в подборке стихов о городе значатся такие яркие для Карелии имена, как Яакко Ругоев и Виктор Сергин, а также всем известная Римма Казакова.

В очередном номере «Север» знакомит с книгами карельских писателей, увидевшими свет в последнее время. О книге Яны Жемойтелите «Побережье времени» высказывается Борис Гущин. Олег Мошников благожелательно пишет о сборниках стихотворений Георгия Чернобровкина «Близкое небо» и Зои Маляренко «Зоя». Книжки кстати, давно представлены на нашем сайте, в частности подборками стихов из них.

В общем обзоре упомянуты также «Открытая дверь» Бориса Кравченко - уже вторая посмертная книга безвременно ушедшего в 1990 году прозаика из Кондопоги, творчество которого высоко оценили В.Крупин, С.Воронин и Ю.Нагибин. Сборник кинопрозы Раисы Мустонен и Сергея Пронина «Интересное кино!». Книга Константина Гнетнева «Тайны лесной войны. Партизанская война в Карелии 1941-1944 годов в воспоминаниях, фотографиях и документах». Книга Валерия Верхоглядова «Соло для одного».

Ну, а Валерий Верхоглядов вновь появился на страницах журнала с историческими миниатюрами, которые он называет «Петрозаводские курьезы». Чего только не происходило в нашем городе в 19 и начале 20 века! Вот, например, в 1864 года  на пробной батарее проводились испытания 15-дюймовой пушки, сработанной в цехах Александровского завода. Весила она около 1200 пудов, то есть более 19 тонн. Для транспортировки пришлось сделать специальную, особо прочную телегу, которая весила тоже немало - 600 пудов, ровно половину веса пушки. Тащили же орудие около пятисот человек. Числа впечатляющие, но главное не это, а то, что на первую серию испытаний отводилось пятьсот выстрелов. Зарядили, ахнули, прочистили ствол, осмотрели, нет ли трещин, снова зарядили... И так две недели подряд, с утра до вечера. А у горожан звенели стекла в домах от безумной канонады.

Но это еще не вся история. Однако что было дальше, читатель, узнавай сам - не пожалеешь, тем более что автор накопил подобных курьезов изрядное количество.

Поскольку анонсируемый номер «Севера» календарно соответствует майским праздникам, то журнал никак не мог оставить в стороне тему Великой Отечественной войны и Дня Победы. Не знаю, будет ли интересным молодому поколению читателей «Севера» документальная повесть Анатолия Гордиенко о судьбе Марии Васильевне Бультяковой «Из огня да в полымя». Очень надеюсь, что будет.

В 41-м Марии Васильевне было всего 16 лет - на фронт не взяли, однако в 42-м она ушла в разведывательный рейд по Карелии, попала в плен к финнам, была приговорена к расстрелу, который затем заменили вечной каторгой, чудом оказалась в Петрозаводске во время его освобождения нашими войсками, а в 52-м осуждена военным трибуналом войск МГБ Карело-Финской ССР. В основе повествования воспоминания и архивные документы Марии Васильевны. Ей довелось много общаться в военном Беломорске с тогдашним секретарем ЦК ЛКСМ КФССР Андроповым, который и определил Бультякову в подпольщицы-разведчицы. Она была знакома с первым секретарем ЦК компартии Карелии Геннадием Куприяновым, а после реабилитации состояла с ним в обширной переписке. В общем, интересная, полная драматизма документальная история одной непростой жизни, которая неразрывно связана с военной и послевоенной историей республики.

А вот еще одна страница истории.

«Кто такой Тойво Антикайнен?» - задает вопрос в небольшом очерке «Забытый герой» заслуженный журналист Республики Карелия Юрий Шлейкин. И отвечает: «Имя Антикайнена с одной стороны вроде бы всем в Карелии известно, но правильно ответить на вопросы: кто он, кем был, почему стал известен, смогут не многие». И Шлейкин напоминает нам об этом человеке. Публикацию сопровождают воспоминания самого Тойво Антикайнена о знаменитом лыжном походе 1922 года.

К 90-летию писателя Яакко Ругоева и 100-летию его учителя Матти Пирхонена «Север» публикует очерк Павла Леонтьева «Яакко Ругоев и его время». Вот как замотивировал автор пафос своего текста: «Яакко - народный, Яакко - величина, он депутат Верховного Совета, Председатель Союза писателей и т.д. Эти все титулы составляли двадцать процентов его общественного веса, а остальные восемьдесят - было его имя - РУГОЕВ... Яакко Ругоев был первым, кто поддержал талантливого олонецкого поэта Владимира Брендоева и помог ему издаться. По инициативе Ругоева были открыты карельские газеты и детский журнал на карельском языке». И надо сказать, что это не голословные утверждения.

Мистическая повесть неоднократного победителя литературных российских и международных конкурсов Ефима Гаммера тоже связана с войной. Так же, как и рассказ Валерия Мисилюка «Чудеса медицины», в котором повествуется о том, как неожиданно переплелись судьбы русской девушки и немецкого военнопленного.

А вот повесть молодого прозаика из Москвы Константина Розанова «Каста» - о молодых людях наших дней, о двух друзьях, один из которых в конце погибает в Чечне. Название, признаюсь, немного настораживает - возникает ассоциация с какими-то смутными общественными течениями вроде скинхедов. Однако автор пишет просто о нашей жизни. Текст получился довольно прозрачным, искренним и, я бы даже сказал, талантливым. Что отрадно, чернухи в повести не больше, чем в окружающей действительности, хотя герой в финале решается на насилие, чтобы проучить регулярно избивающего мать постоянно пьяного отца и торгаша азербайджанца, который выгнал с рынка бабу Катю, издавна торговавшую у входа цветами, а после обязательно ходившую к Вечному огню и в церковку.

Не удержусь, приведу небольшой отрывок из повести, :

«Сегодня, отработав на пилораме, пошел к бабушке Кате. Дверь была открыта, она сидела за столом, подперев голову сухонькими, морщинистыми ладошками, и кончиками белоснежного платочка вытирала слезы.

- Баб Кать, что случилось?!

- Да, с ящика в доме срезала гвоздичек маненько, токмо что на два букетика. На рыночек у город отрядилась. Ну, встала, как завсегда, у входа. Одни цветочки - продать, в церкву сходить, другие к вогню вечному отнесть. И прогнал он меня, совсем прогнал!

И Катерина Ивановна снова заплакала.

- Да кто прогнал-то? Кто?!

- Тофка энтот.

- Какой Тофка?

- Да какой-то басурман, не ведаю. Говорит, что таперича он, вроде как, на рынке заглавный, и деньгу платить все обязаны. И прогнал... - плакала старушка.

Еще, содрогаясь худеньким телом, сквозь слезы, поведала, что она, может быть, и заплатила бы, да денег у нее не было совсем. И тогда она решила оба букета положить к вечному огню. А там, прямо на гранитных плитах, на тех самых, на которые мы и ступить-то боялись, куда только цветы возлагали, и свечи ставили, там сидели два «басурмана» и какой-то русский алконафт, курили, и грели у огня руки. Между собой они называли вечный огонь «конфоркой». На Катерину Ивановну, возлагающую цветы, они посмотрели с неудовольствием, и даже, что-то проворчали нехорошее в ее адрес, мол, делать нечего, вот и лазит тут старая... 

Я обнял ее за острые плечики и утешал, как мог. Сбегал домой, предупредил мать, и снова вернулся. Она отказалась от ужина, и все сидела... сидела... на кухне, глядя на клеенку на столе. Мне так было ее жалко! Да а, что тут поделаешь?»

О жизни русских гастарбайтеров в Праге рассказывает Марина Воронина в рубрике «С другой стороны». Ее история в жанре нон-фикшн «...И другие действующие лица» повествует о приключениях сорокалетней женщины, купившей в фирме звучного наименования «Миллениум» путевку в Чехию и поехала. Ей была обещана работа горничной за 500 долларов в месяц, но это стало только началом мытарств, приключений  и долгого пути домой.

В общем, как сказала главный редактор журнала Елена Пиетиляйнен, смысловой стержень майско-июньского номера «Севера» - победа жизни над войной, человеческого духа над горем.

 

 

Назад