Акция Архив

"Северная звезда"-2017

"Северная звезда"-2017

Определились финалисты "Северной звезды"-2017

Литературная премия журнала "Север"

Литературная премия журнала "Север"

Лауреатами литературной премии "Севера" за Лауреатами премии за 2016 г. стали Виктор Сбитнев (г. Кострома), Владимир Шемшученко (г. Санкт-Петербург), Юрий Дюжев (г. Петрозаводск), Михаил Данков (г. Петрозаводск).

Позвоните нам
по телефону

− главный редактор, бухгалтерия

8 (814-2) 78-47-36

− факс

8 (814-2) 78-48-05

Free counters!

Анастасия Софронова – «Морра тебя узнает…», стихи

Анастасия Софронова

«Морра тебя узнает…»

Подборка стихотворений


МОРРА
Это всего лишь Морра, Морра идёт согреться.
Морра тебя узнает в грохоте пульса, сердца.
К этим глазам и пальцам чувствуя одержимость,
Морра решит остаться, вжаться стальной пружиной
в тело, тепло и живо, – мёртвой морозной хваткой.
Страшно, ей тоже страшно. ...Морра войдёт украдкой.
Пламя не сразу гаснет: что-то ещё волнует,
что-то горит... Но грузно севшая одесную,
Морра уже бормочет: "бренно, уныло, тщетно".
Косится жёлтым глазом, вроде луны ущербной.
Снег не светлее тени, брошенной наземь телом.
Видишь? – укажет Морра, – снег не бывает белым.
Прочих – гони, не слушай, в сердце лелея жалость, –
Морра, тоска и скука – все, что тебе осталось.
"Брось и стихи, и прозу, сдайся, признайся: бездарь.
Сказки – неправда: Кая быстро забыла Герда;
вечной зимой сковало сумрак земли нарнийской,
и лопарёнок Сампо волком растерзан". Низко
ты опускаешь плечи, ты запираешь двери –
если ты веришь Морре или в неё не веришь.

СЛЕПОЙ
(«Дом, в котором…» Мариам Петросян)

Лес идёт. Лес царапает горло и режет ступни.
Он так влажен, чешуйчат, хвоист, что дышать им – табу:
никого не попросишь, мол, милый, спаси-сохрани.
Слишком поздно: бегом, кувырком и с обрыва – в траву.
Лес приходит ко многим, но ластится только к тебе
полудикой собакой: незлая, и всё же ничья.
Край мышиной охоты осколками мелких костей
метит кожу, но кровь отпускаешь по водам ручья.
Вдоль по руслу его муравьиный шевелится храм.
В голове – паутина: прекрасно не знать ни черта.
Пить, прижавшись губами к болотным пружинистым мхам,
твёрдость ягод незрелых и камни по Брайлю читать.
Вместе с кожей сдирать прикипевшие капли смолы.
Передразнивать птичий тревожный, мучительный звон:
далеко-далеко, в королевстве у края земли,
грампластинка играет, и рушится Иерихон.
Ты не сторож ему, и подавно ему ты не брат.
Птицы гнёзда свивают в огромных незрячих зрачках.
То ли пальцы кусаешь в тоске, то ли шляпку гриба,
а за дверью вороны, а может быть, дети кричат.

ИГРА
Мы играем в Марко Поло, в то, что полая Земля,
В исказительный осколок в лапе тролля-короля,
В племена собакоглавцев, в черепаху А'Туин.
В то, что если улыбаться, не останешься один.
Мы играем, как умеем: в кошки-мышки, в рыбу-кит,
Если кончатся идеи – даже в "Саймон говорит".
Скажут: не было печали, скажут: взрослые уже.
Мы не знаем, мы плечами пожимаем до ушей.
Мы играем в Марко Поло у истока Ангары,
Где метели гулкий голос учит правилам игры.

ЛЕДИ МАРИЯ
Путь корабля проследи во мгле:
Тающий континент;
Пункт отправления – порт Кале,
Пункт назначенья – Кент.
Мэри бледна и считает дни,
Мэри отводит взгляд:
"Сколько минувшее ни мани,
Не обернусь назад".
Ветер; даёт небывалый крен
Лёгкий кораблик наш.
Слёзы одной из сестёр Болейн
Прячет в туман Ла-Манш.

СОНЕТ
Не верьте, не верьте, не верьте полотнам Гольбейна!
Мы были юны и стройны, и горели глаза;
И каждый просил, потому что не мог приказать,
Пред Богом своим застывая в покое келейном.

Да, каждый из нас в свой черед был монетой разменной:
Без краски багряной историю делать нельзя.
Все наши улыбки нам тысячью казней грозят,
А клятвам покорности здесь равноценна измена.

Мы были, мы были, я знаю: мы молоды, страстны.
Под кистью ложатся мазки как попало, внахлёст,
Но всё заливает закатом, лиловым и красным.
Художник, ты можешь свернуть свой испорченный холст.

Дай руку. Мы вместе уходим долиною смерти.
Не верьте портретам. И книжным страницам не верьте!

ПЕЙЗАЖ В АВГУСТЕ
Чуть колеблется цельсиев градус:
Плюс двенадцать-тринадцать в тени.
Над лесами туман растяни,
Двукарельский немыслимый август!
Доставай из шкатулки своей
Ты лукавство болот приграничных,
Комаров, стерегущих черничник,
Ветки мокрые в рыжей хвое;
Грибников в разноцветных плащах,
(Каждый – самый внимательный сыщик),
Хоровод золотистых лисичек
И росу на еловых плечах.
Станут хрупкими тёмные листья –
Рыболовные снасти готовь,
Окунёвых и щучьих хвостов
Слушай всплески в реке серебристой.
Прячу руки в тепло рукавов.
Время замерло, сковано ленью.
Только дым обнимает поленья,
И качает вода поплавок.