Акция Архив

"Северная звезда"-2018

"Северная звезда"-2018

Обнародован список финалистов «Северной звезды»-2018

Литературная премия журнала "Север"

Литературная премия журнала "Север"

Лауреатами за 2017 год стали Андрей Фарутин (г. Петрозаводск), Александр Титов (Липецкая обл.), Олег Мошников (г. Петрозаводск), Алексей Казаков (г. Челябинск).


Позвоните нам
по телефону

− главный редактор, бухгалтерия

8 (814-2) 78-47-36

− факс

8 (814-2) 78-48-05

Free counters!

"Север" № 11-12, стр. 153

Перед прыжком в затяжную осень...

Татьяна МЕХНИНА-ВАН ИНГ, ПОЭЗИЯ


Татьяна МЕХНИНА-ВАН ИНГ

Бельгия

«Перед прыжком в затяжную осень...»

 

***

Лето примчалось на ласковых лапах,

и солнце по-доброму озверело.

Город купается в шёлковых запахах,

тонет в сиреневом ожерелье...

 

Шмель упивается соком шиповника,

мёд одуванчиков лижут пчёлы.

Небо загадочным светом исполнено,

птицы щебечут мотив весёлый.

 

И, нанизав на термометр градусы,

лето резвится в восторге диком –

ливень и тот не приходит без радуги,

лес не бывает без земляники.

 

Всё разноцветное, манкое, спелое –

самое время дела отбросить!

Только душа сил набраться успела бы

перед прыжком в затяжную осень...

 

БИЛЕТ В СЧАСТЬЕ

В сером безрадостном ноябре, в городе, снежной каймой увитом,

всё, что способно меня согреть – это твой тёплый уютный свитер...

Будни съедают... И только ночь – шанс от реальности отключиться,

чтобы в одном из волшебных снов от поцелуев свело ключицы...

Чтобы почувствовать, как во мне ты растворяешься постепенно,

словно совсем расстояний нет в нашей одной на двоих вселенной...

Знать, что ты рядом, что я могу кошкой уснуть на твоих коленях,

пить земляничность любимых губ, будто бы каждый глоток последний...

Молча на небо и снег смотреть, мягко сжимая родные пальцы...

В сером безрадостном ноябре просто не хочется просыпаться...

Вытерпеть, выждать, переболеть грусти, тоски и томленья фазу –

трудно... Но главное, что билет в сторону счастья уже заказан.

 

ОНА ЧУЖАЯ

Она чужая, теперь чужая,

и нет надежды её вернуть.

А ты, от ревности раздражаясь,

кричишь без повода на жену.

 

И, сидя в офисе даже ночью,

читаешь втайне её стихи...

Теперь вдруг важными стали строчки,

к которым раньше ты был глухим.

 

Она любима и любит мужа...

Немногим так же любить дано.

А ты ведь был ей когда-то нужен,

но сделал выбор, к ней став спиной.

 

Её улыбка – по венам бритвой,

ты разрываешься изнутри...

Когда-то предал её молитвы,

теперь на счастье её смотри.

 

Пытаясь прошлое уничтожить,

ты с кем попало судьбу связал...

Сейчас жалеешь, мечтая, чтобы

у дочки были её глаза.

 

СЪЁМКИ

Раннее утро. Начало съёмок. Снова до ночи пробудешь здесь.

И режиссёришка неуёмный станет противнейшим из людей...

Только и слышно: «Работай, детка! Больше на камеру! Шевелись!

Знаешь, сегодня большая редкость выбиться в лучшие из актрис...

 

Сделай пай-девочку, взгляд наивный, губы чуть розовым подчеркни.

Больше рисуйся! Демонстративней! Словно ты школьница с кипой книг...

...чёрные стрелки с помадой красной – ярче, сочнее, как леди-вамп.

Здесь шоу-бизнес. Умей быть разной. Ведь только так можно выживать».

 

Ты улыбаешься, стиснув зубы, и, обнажая бесстыдно грудь,

знаешь, что взгляд похотливо-грубый в ней никогда не увидит грусть.

Что взять с обычной московской сучки? Тело, и только. А в голове

кадры, как с мамой ты шла за ручку в садик по доброй ещё Москве...

 

Как всё случилось, уже забыла. Просто попалась, как птица в сеть,

и, распустив молодые крылья, вдруг поняла, что нельзя взлететь.

И, приползая домой в потёмках (пара часов на еду и сон),

думаешь: «К чёрту такие съёмки! Завтра всё выскажу им в лицо!..»

 

Раннее утро. В метро толкучка. Видно под пудрой опухлость век –

ты в полудрёме идёшь за ручку с мамой по доброй ещё Москве...

 

МАМОЧКА, ЗДРАВСТВУЙ

Мамочка, здравствуй, пишу тебе из Брюсселя.

Как ты, родная? Я знаю, скучаешь очень...

Тут очень жарко и сухо уже неделю.

Дома, наверно, прохладно, дождливо? Осень...

 

Я обжилась, попривыкла, нашла подружек –

что тут таить, совершенно другого круга.

Каждая гордо живёт с нелюбимым мужем,

жалуясь мне тет-а-тет на тоску и ругань...

 

Всё замечательно, только, бывает, снится

русское небо и с детства знакомый город...

Я просыпаюсь от тяжести на ресницах,

чувствуя сладкое жжение гдето в горле...

 

Мам, он хороший... Не просто хороший – лучший.

Я научилась теперь разбираться в людях.

Глупости прошлого многому в жизни учат.

Боли глотнувший о счастье иначе судит...

 

Впрочем, не важно. Хотела сказать другое –

самое главное... Знаю, ты будешь рада.

Ждём тебя в гости, ведь скоро нас будет трое...

Мне очень хочется быть в это время рядом.

 

Не беспокойся, мы купим тебе билеты.

Мам, обещай мне, скажи, что приедешь точно!

Я с нетерпением жду твоего ответа.

Очень скучаю. Люблю и целую.

Дочка.

 

ЗАСКУЧАЮ

Всё надоело, гнетут дела,

будней унылые зарисовки...

город, в котором всю жизнь жила,

путь от подъезда до остановки,

грязные улицы и дворы,

вечно обманчивая погода –

лето дождливое без жары,

снег, не сходящий почти полгода.

Пробки, и тесных маршруток гам,

и неприветливость лиц прохожих...

Вечная тяга к большим деньгам,

слов раздражающая похожесть...

Но очень скоро в чужой стране

вечером тёмным за чашкой чая

всё это вспомнится с грустью мне,

и до истерики заскучаю...

 

ЛЮДИ СУДАЧИЛИ

Люди судачили, нет, мол, у них любви –

всё это выдумки, чистой воды расчёт.

Каждый способен состроить влюблённый вид,

если от этого прибыль в карман течёт.

 

Люди не верили, что в столь короткий срок

можно друг друга прочувствовать от и до...

Твёрдо считали не более чем игрой

это сплетение жизней и городов.

 

Сколько продержатся – разная шла молва.

За пересудами не замечал никто,

как он любил её ангелом называть

или без повода свежих купить цветов...

 

Как перед сном она, крестик целуя свой,

тихо шептала «спасибо»... А иногда,

ночью проснувшись, касалась лица его

и продолжала задумчиво наблюдать...

 

Люди судачили, нет, мол, у них любви,

Разные домыслы строили за спиной...

Только ничем их нельзя было уязвить.

Главное, вместе...

А прочее – всё равно.

Назад