Акция Архив

"Северная звезда"-2018

"Северная звезда"-2018

Обнародован список финалистов «Северной звезды»-2018

Литературная премия журнала "Север"

Литературная премия журнала "Север"

Лауреатами за 2017 год стали Андрей Фарутин (г. Петрозаводск), Александр Титов (Липецкая обл.), Олег Мошников (г. Петрозаводск), Алексей Казаков (г. Челябинск).


Позвоните нам
по телефону

− главный редактор, бухгалтерия

8 (814-2) 78-47-36

− факс

8 (814-2) 78-48-05

Free counters!

"Север" № 09-10, стр. 162

Разные случаи из жизни мальчишек

Михаил ГРИШИН, Монпансье


 

Михаил ГРИШИН

Тамбов

 

РАЗНЫЕ СЛУЧАИ ИЗ ЖИЗНИ МАЛЬЧИШЕК

 

БЕЗУМНЫЙ СЕНЕЧКА

В оздоровительном лагере «Ромашка» наступил тихий час. И хоть спать ни одному оздоровляющему не хотелось, все просто обязаны были беспрекословно подчиняться режиму дня,  придуманному каким-то умником.

 Вот поэтому и приходилось сейчас мальчишкам  из пятого отряда  лежать  в кроватях и делать усердный вид, что спят.  Кое-кто даже слегка храпел, усыпляя бдительность вожатой Марины, чтобы она поскорее ушла, а не торчала в их корпусе. И лишь одному  Сенечке – любителю чтения – дозволялось в это время находиться с книгой в руках.

Тихий Сенечка имел вид дохлый, вдобавок носил очки с толстыми стёклами. За это остальные ребята относились к нему без должного почтения. Вскоре Сенечка выронил из рук книгу  и без всяких указаний заснул безмятежно, будто младенец.

 Когда Марина ушла, Санька, славившийся своим отчаянным поведением, тотчас  предложил:

– Пацаны, а давайте над ботаном подшутим.

Затея всем страшно понравилась:

– Точно!

 Мальчишки  на цыпочках подкрались  к спящему книгочею и первым делом  сняли с него очки, чтоб, когда проснется,  не сразу понял,  что происходит.

– Мы его сейчас в индейца  раскрасим, – радостным шёпотом  сообщил Лёвка, мельком взглянув на обложку книги писателя Фенимора Купера «Последний из могикан», которая лежала поверх одеяла. – Вот  ржачка будет!

 – Ботан он и есть ботан, – ухмыльнулся Валерик, – уж если читать, то «Черепашки-ниндзя», а не эту муру.

Давясь смехом,  хулиганы достали из тумбочки зубную пасту,  разрисовали Сенечке лицо полосами и сложными завитушками, какие  делают  себе индейцы. Но этого им показалось мало, и они, стянув одеяло, дополнительно разрисовали и всё его костлявое тело.

– Класс! – выставил большой палец Митяй. – Он теперь  сам как  последний из могикан.

 Трофим принёс швабру и вложил её в руку  густо размалёванному под индейца Сенечке со словами:

– Копьё забыли.

Кто-то сунул за ухо Сенечке перо от подушки.

 Глядя на крепко спавшего задохлика Сенечку, который и ухом не повёл, компания принялась корчиться  в беззвучном смехе.

– Пацаны, – внёс новое предложение Потап, – а давайте ему сделаем велосипед!

Обделённый умом Митяй безжалостно вырвал  из книги страницу, сложил её в несколько раз и сунул Сенечке между пальцами ног. Санька извлёк из укромного места  шуршащий коробок, с готовностью поднёс спичку. Когда бумага сильно разгорелась, потерявшие всякую осторожность охламоны пустились в  дикарский танец, будто первобытные люди вокруг костра.

Тем  моментом Сенечка видел  ужасный сон, в котором бледнолицые привязали его к дереву и жестоко пытали. Только зря они  старались, потому что вождь краснокожих  Сенечка, наречённый индейским именем Веннету, был не из тех,  кого можно легко сломить. Поняв свою ошибку, бледнолицые сильно расстроились и решили применить  к нему крайнюю степень воздействия  –  огонь. Гордо закусив губу,  Веннету стойко терпел издевательства, дожидаясь, когда огонь  подберётся к веревке.  Наконец его замысел удался: верёвка перегорела, и Сенечка обрёл долгожданную свободу. Он яростно вскочил на ноги, ухватил удачно подвернувшееся под руку копьё и стал проявлять чудеса сноровки владения древним оружием.

 Нагнав неимоверный ужас на  своих заклятых врагов, вождь краснокожих Веннету  величественно опёрся на копьё и хладнокровно произнёс:

–  Когда могикане вступают на тропу войны, бледнолицым собакам остаётся только поджимать хвосты.  Душа ваша будет погребена в ваших стонах!

После этого задохлик и мямля  Сенечка  вернулся на кровать и как ни в чём не бывало  снова заснул в обнимку со шваброй.

 Безмозглые дуралеи, которые минуту назад над ним потешались, опасливо высунули головы из разных мест, куда  успели попрятаться: длинный Лёвка непонятно как  умудрился забраться  в тесную тумбочку,  скрючившись в ней в три погибели, на зависть любому  акробату; ловкий Валерик, как обезьянка шимпанзе, раскачивался на люстре, неповоротливый Митяй успел сунуть под перину лишь одну голову, да в такой интересной позе и замер, боясь пошевельнуться, чтобы не привлекать к себе излишнего  внимания; толстый Потап прочно застрял в форточке, в спешке не рассчитав своих габаритов;  а остальные мальчишки быстро залезли  под кровати,  даже те, кто и  не принимал участия  в общем  веселье. На всякий случай.

Главный заводила Санька, который стоял в углу ни жив ни мёртв, прикрываясь чьими-то цветными трусами, ошалелыми глазами обвёл своих  подручных и, слегка заикаясь, спросил:

– Ч-чего это он?

 

СЛАБАК

Стасик с Артуром не спеша возвращались из школы. День был солнечный, пели птички. По дороге друзья вели неторопливую беседу, обсуждая, кто из них как собирается провести летние каникулы.

– Я в деревню к бабушке поеду, – говорил Стасик. – Там есть речка, лес… Хочешь – можешь ходить за ягодами. А хочешь – можешь удить рыбу…

И вдруг Стасик остолбенело замер прямо посреди тротуара.

– А я уеду на дачу, – вторил ему Артур. – Там хоть леса нет, зато речка тоже имеется… А рыба какая в ней водится!.. Пальчики оближешь!

Артур, увлёкшись рассказом, не сразу заметил отсутствие Стасика. А когда спохватился, обнаружил, что отошёл довольно далеко. Он бегом вернулся и спросил:

– Ты чего?

– Ты знаешь, кто это?

– Где?

– Вон там.

Артур посмотрел в ту сторону, куда кивнул Cтасик, и увидел стриженного налысо мужика больше двух метров ростом. Через плечо у него висела спортивная сумка размером со среднюю бочку, которая угрожающе покачивалась в такт его великанским шагам.

– Кто? – спросил Артур, разинув рот от удивления.

– Сам Николай Валуев. Чемпион мира по боксу. Вот кто!

– Чего клеишь? – не поверил Артур.

– А вот и не клею, – горячо заверил его Стасик. – Сам можешь в этом убедиться.

Артур забежал гиганту наперёд и, пятясь задом, уставился на его крупные черты лица.

– Тебе чего, пацан? – громыхнув голосом, спросил Валуев, когда заметил перед собой худосочного Артура. Да и то только после того, когда чуть на него не наступил и не раздавил, не оставив и мокрого места.

После перенесённого ужаса Артура с дороги будто ветром сдуло.

– А давай за ним проследим, – предложил Стасик, когда Артур опять появился с ним рядом.

– Это ещё з-зачем? – слегка запинаясь, спросил Артур.

– А затем, – с горящими глаза

ми стал рассказывать Стасик, бурно жестикулируя. – Я видел по телевизору, как он дерётся на ринге. Как даст одному, так тот и летит вверх тормашками. А то другому, в ухо – бац! И тот кувырком через канаты! Представляешь, какая у него силища? Ни у кого в мире такой нет! И сейчас, если он увидит какую-нибудь несправедливость, сразу станет драться! Как даст хулигану, тот так и взлетит вверх, как ракета! Вот увидишь!

Чтобы упустить такую возможность, надо быть последним олухом. И Артур согласился. Крадучись, мальчишки двинулись за рослой фигурой.

У магазина, на их счастье, как раз такой случай и подвернулся: трое мужиков что-то не поделили и громко выясняли между собой отношения. Понятное дело, Валуев не мог остаться равнодушным к такому безобразию и подошёл.

– Смотри, смотри, – зашептал Стасик. – Сейчас он им задаст! Ух, и не завидую я им!

Ребята затаили дыхание и, стараясь не мигать, чтобы не прозевать интересный момент, широко раскрытыми глазами уставились на великого боксёра.

– Парни, не надо шалить, – по-доброму попросил Валуев конфликтующие стороны.

Увидев перед собой громилу, драчуны сразу как-то сникли: стали смирными и послушными.

– Ну, так это самое… мы пойдём, – попросились они домой.

Валуев значительно кивнул, и мужики торопливо ушли, поминутно оглядываясь.

А Валуев пошёл дальше как ни в чём не бывало.

– Силач, силач! И никакой он не силач! – разочарованно воскликнул Артур. – Был бы силач, разве он так поступил? Да ни за что на свете! Он дал бы разок одному в глаз, другому в ухо, а третьему по башке! И все дела! Слабак твой Валуев!

 

РЕАЛЬНЫЕ ПАЦАНЫ

Компания великовозрастного оболтуса Гришки по прозвищу Гребень который час без цели бродит по городу. По пути они задирают девчонок и распугивают малышей. Компания состоит из самого Гришки и четырёх его подчинённых. Ребята все проверенные, ни в чём не уступают своему вожаку: ни умом, ни хулиганскими выходками. А длинный Жорка даже слегка превосходит наличием «серого вещества» в голове, несмотря на то что она похожа у него на тыкву. Поэтому Жорка считается в компании заводилой, придумывая для остальных развлечения.

Вот и сейчас он первый замечает афишу.

– Пацаны, – говорит Жорка, – тема.

Компания сворачивает с надоевшего пути и вразвалочку подходит к афише.

– «В наш город прибыл передвижной террариум, – вслух читает Жорка. – Спешите увидеть уникальное собрание редких земноводных и пресмыкающихся».

– Видали? – ухмыляется рядовой член шайки Буратино, прозванный так за длинный носище. – Пресмыкающихся…

Компания дружно гогочет.

Жорка кивает на афишу и с кривой улыбкой предлагает:

– Заглянем?

– А чё, – пожимает плечами Гребень и небрежно сплёвывает на асфальт. – Развлекалово…

Компания направляется в сторону парка, где разместился заезжий террариум.

У павильона, в котором держат опасных гадов, стоит длинная очередь ребят, желающих поглазеть на редкостное чудо.

Проигнорировав очередь и нахально оттеснив плечом незнакомого мальчишку, который проверял билеты (тоже, нашли кого сажать на столь ответственное место!), компания вваливается внутрь.

Вдоль стен располагаются террариумы всевозможных размеров.

– В сторону, – по-хозяйски распоряжается рослый Гребень, направо и налево расталкивая толпившихся посетителей. – В сторону!

– Потом досмотрите, – услужливо поддакивает вожаку ухмыляющийся Буратино.

Андрюха-Мосол подносит кулак к носу очкарика, до которого, видно, слабо доходят команды:

– Слышь, ты, юный натуралист, тебе что, особое приглашение надо?

Очкарик испуганно отстраняется.

Нарушители спокойствия с шумом толпятся у первого террариума. Через стекло хорошо видно зелёную гадюку, которая, свернувшись в клубок, греется под лампой.

– У, змеюка! – обзывает её низкорослый Кузя, у которого такое имя, что никакого прозвища не нужно, и щёлкает ногтем по стеклу.

Гадюка шипит, на мгновение мелькает раздвоённый язык, и она уползает в норку из камней.

Посмеиваясь, компания переходит к следующему террариуму. Видя в нём паука-птицееда, пацаны начинают дразнить, косоротясь и строя ему на пальцах различные жесты. Вскоре нервный паук не выдерживает и задом отступает под корягу, где и маскируется.

В другом террариуме находилась черепаха. Она, видно, до того привыкла быть живым экспонатом, что и не думала прятать голову.

Длинный Жорка бесцеремонно свешивает руку через стекло и стучит по панцирю. Оторопев от подобной вольности, черепаха быстро втягивает голову.

Потом великовозрастные дуралеи добираются до крокодильчика, которому приходится прятаться от них в болотной траве.

– Тоже мне, гроза рек, – презрительно отвешивает губу Буратино.

– Полный отстой, – соглашаются с ним остальные.

А Гребень, пренебрежительно кивнув на окружавшие их террариумы, ещё и заносчиво заявляет:

– Будь я директором, сразу бы выкинул этих дохляков на свалку.

Обмениваясь впечатлениями, удалая компания зигзагами передвигается по павильону. Посреди павильона электромонтёр, стоя на лесенке, возится с проводкой. Перекусив кусачками провод, он не успевает его подхватить, и остаток провода длиной почти в метр падает точно на спину Гребня.

Почувствовав на себе что-то холодное и извивающееся, Гребень впадает в форменную панику и что есть мочи вопит:

– Пацаны, атас! Змеи!

Забыв с испугу, где находится дверь, несостоявшиеся укротители какое-то время мечутся в замкнутом пространстве, потом выскакивают наружу и стремительно скрываются в конце улицы.

 

ОШИБКА ПРЕДСКАЗАТЕЛЯ

Закадычные друзья Данька и Арсений воскресный день провели на катке. Они так увлеклись катанием на льду, что не заметили, как остались вдвоём. Распаренные, со сбившимися набок шапками, друзья оглядели опустевшую площадку.

– Что, уже домой пора? – спросил Данька.

– Пора, – со вздохом ответил Арсений. – Вон уже и фонари зажглись.

Мальчишки неохотно собрали свои скудные пожитки в рюкзаки, перекинули коньки через плечо и двинулись домой.

Посреди катка светилась разноцветными фонариками новогодняя ёлка, мерцали игрушки.

Данька вдруг заговорщицки зашептал:

– Сейчас я шар сниму для своей ёлки.

– Что ты, – начал отговаривать его Арсений. – Воровать нехорошо.

– Подумаешь, – пренебрежительно отвесил губу Данька. – Их здесь вон сколько!

Он оглянулся, снял два шара и торопливо запихнул их в рюкзак.

– Порядок, – ухмыльнулся Данька.

Но только он закинул рюкзак за спину, как произошло что-то совсем невероятное: Данька, который ранее не был замечен в умении летать, начал медленно воспарять.

– Ой, ой, – вполголоса заголосил Данька, шевеля руками и ногами, как черепаха.

– Куда ты? – крикнул Арсений, подпрыгнул и ухватил его за ноги.

Тут откуда ни возьмись появился Дед Мороз. Он стоял в санях, запряжённых тройкой белых коней, одной рукой правил, а другой размахивал посохом. Его длинная борода развевалась на ветру.

– Эге-гей, поберегись! – крикнул он и промчался-пролетел по воздуху.

Арсений отпустил руки и упал в снег. Дед Мороз исчез так же быстро, как и появился. Наступила тишина до звона в ушах. Погодя что-то упало с неба. Арсений скосил глаза вбок и обомлел, увидев своего закадычного дружка: только выглядел Данька совсем не так, как привык видеть его Арсений, а как самая что ни на есть настоящая ёлочная игрушка – из стекла и соответствующего размера, лишь одни глаза у него были живые, которыми он испуганно вращал по сторонам.

Арсений всхлипнул:

– Что я теперь тёте Лиде скажу?

Донёсся дикий хохот Деда Мороза:

– Ха, ха, ха! Будете знать, как воровать мои игрушки!

Арсений вздрогнул и проснулся. В комнате не было посторонних, и он с облегчением вздохнул:

– Уф, приснится же такое.

Арсений вскочил с кровати и подбежал к окну. На катке возле ёлки стоял вчерашний Дед Мороз. Он поднял голову, увидел мальчишку в окне и погрозил ему волшебным посохом. Арсений испуганно отпрянул в глубь комнаты.

– Я-то тут при чём? – пробормотал он.

И… опять проснулся.

На этот раз разбудил его сам Данька. Он собственной персоной возник в дверном проёме в своём настоящем обличье. Через плечо у него свисали связанные шнурками коньки.

– Ты вот спишь, – упрекнул он провинившегося дружка, – а там ребята уже вовсю веселятся.

– Я не пойду, – покачал головой Арсений. – И тебе не советую.

– Почему это? – заинтересовался Данька.

Арсений помялся, боясь показаться отсталым человеком, а потом выпалил:

– Сон я вещий видел!

У Даньки вытянулось лицо:

– Чего ты… видел?

– Вещий сон, – упрямо повторил Арсений.

Данька уставил на него свою ухмыляющуюся физиономию:

– Ты что, совсем сбрендил?

– Не веришь, ну и не верь, – обиделся Арсений. – А вот когда получишь кое от кого нагоняй, тогда поздно будет. Так что меня можешь не уговаривать, я всё равно не пойду.

– Ну, как знаешь, – не стал настаивать Данька и с хохотом убежал резвиться на каток один.

Арсений подошёл к окну, облокотился на подоконник и, подперев щёку, стал угрюмо наблюдать за весёлым времяпрепровождением ребят на катке. Когда через какое-то время неизвестно откуда вдруг появились в их дворе Дед Мороз со Снегурочкой, Арсений, не зевая (друг всё-таки!), распахнул окно и громко на весь двор закричал:

– Данька, беги!

Данька резко повернулся на голос, не удержался на скользком льду и упал. А когда падал, сбил ограждение вокруг ёлки и задел рукой несколько игрушек, которые тотчас разбились.

Дед Мороз со Снегурочкой почему-то прошли мимо, даже не обратив на это внимания. Зато возмутилась дворничиха тётя Маша, которая присматривала за чистотой и порядком во дворе.

– Ты чего тут безобразничаешь, – прикрикнула она и слегка стукнула Даньку ручкой лопаты по шее.

Глядя на Даньку, который, морщась, принялся потирать свою пострадавшую шею, Арсений задумчиво пробормотал:

– Что-то я не помню, чтобы она в моём сне присутствовала.

 

Назад