Акция Архив

"Северная звезда"-2018

"Северная звезда"-2018

Продолжается конкурс "Северная звезда"-2018. Дедлайн - 30 сентября.

Литературная премия журнала "Север"

Литературная премия журнала "Север"

Лауреатами за 2017 год стали Андрей Фарутин (г. Петрозаводск), Александр Титов (Липецкая обл.), Олег Мошников (г. Петрозаводск), Алексей Казаков (г. Челябинск).


Позвоните нам
по телефону

− главный редактор, бухгалтерия

8 (814-2) 78-47-36

− факс

8 (814-2) 78-48-05

Free counters!

Вологодчина литературная: достучаться до сердца

Dom-Aleksandra-YAshina.JPG
01.08.2013

Материалы по теме: Вологда и Карелия: грани литературного сотрудничества, Карельские писатели приняли участие в пресс-туре "Вологодчина литературная".


Константин ГНЕТНЕВ

г. Петрозаводск

ВОЛОГОДЧИНА ЛИТЕРАТУРНАЯ: ДОСТУЧАТЬСЯ ДО СЕРДЦА

 

«Буду ли я поэтом или нет – это для меня не имеет значения, но я хочу одно: все беспорядки, которые имеются у некоторых людей, а также поступки, всё мелкое, грязное – это можно устранить только через поэзию.

   Полушкин Иван, комбайнёр

       3/I-1957 год»

(Из письма поэту А. Я. Яшину)

 

В летописи российской литературы нынешний год отмечен знаменательной датой: 100 лет назад родился большой русский поэт и прозаик Александр Яковлевич Яшин (1913-1968). Особенно дорого это имя для нас, северян. Яшин стоял у истоков Вологодской писательской организации, с ним во многом связано появление «деревенского» направления в советской литературе. Именно Александр Яковлевича считали наставником многие известные литераторы страны: В. Белов, А. Романов, Н. Рубцов…

Не признававший никаких авторитетов в современной ему поэзии, Николай Рубцов написал на смерть А. Яшина одно из своих ярких стихотворений «Последний пароход».

…Мы сразу стали тише и взрослей.

Одно поют своим согласным хором

И тёмный лес, и стаи журавлей

Над тем Бобришным дремлющим угором…

Потерю А. Я. Яшина Николай Рубцов воспринял как трагедию. Он рассказывал друзьям: «Однажды мне было очень плохо… Кругом прижало. В институте, с жильём. Сам не знаю, как пришел к Яшину. Он почувствовал моё состояние и позвал гулять. И представляешь, долго мы гуляли с ним по тёмным улицам, очень долго. Он тогда ничего мне не сказал, не пытался утешить. Просто мы ходили, молчали и – всё. И так легко после этого стало. Вот мудрый человек…»

И мы сосредоточась, чуть заря,

Из водных трав таскали окунишек,

Но он, всерьёз о чём-то говоря,

Порой смотрел на нас, как на мальчишек…

Решением Губернатора Олега Кувшинникова вековая годовщина поэта стала главным культурным событием Вологодской области 2013 года. Большие и малые музеи, сотни библиотек, клубов, профессиональных и самодеятельных коллективов, педагоги и учащиеся городских и сельских школ – десятки тысяч вологжан всех 26 районов в течение года оказались вовлечены в празднование писательского юбилея. Благодаря этому сотни, тысячи жителей области и гостей вновь или, может быть, кто-то и впервые прикоснулись к творчеству своего знаменитого земляка.

Это решение можно только приветствовать! Это ли не великий пример для других!

В Вологодской области, как и в других краях, множество проблем. Да, лихорадит промышленность, да, не хватает денег на село и дорожное строительство, да, остаётся дефицитным областной бюджет.

Но…

Изданы новые книги А. Яшина, появилась современная справочно-краеведческая литература и красочно оформленные содержательные буклеты. Нашлись средства на новые постановки, выставки, городские и сельские праздники. Мало того. Губернская администрация пригласила из-за пределов области гостей, предложив им пресс-тур на родину своего земляка в деревню Блудново Никольского района, где проходил традиционный сельский праздник «Блудновские игрища»…

Пресс-тур «Вологодчина литературная» растянулся на несколько дней и составил более тысячи километров пути. Он охватил маршрутом несколько районов области, включая и другие известные читающему миру адреса, связанные с именами писателей-современников В. И. Белова, Н. М. Рубцова, В. П. Астафьева.

Весьма характерен и продуман оказался подбор гостей: трое литераторов из Вологды, двое москвичей и двое из Карелии, от журнала «Север». Мы расценили этот жест хозяев как о знак уважения к литературному журналу, во многом ставшему для вологодских писателей своеобразной литературной школой, ступенью для дальнейшего творческого роста.

Главный редактор журнала Д.Я. Гусаров (1924-1995) был лично знаком с каждым из знаменитых теперь писателей-волгжан. Формируя с Сергеем Викуловым писательское сообщество в Вологде, Александр Яшин рассчитывал прежде всего на «Север» («На рубеже»), страницы которого всегда были открыты для произведений, продолжающих традиции русского, российского писательства. Да и самому журналу «Север», ставшему региональным изданием, собирателем лучших творческих сил громадного Северо-Западного региона России, необходимы были новые писательские имена, свой северный литературный актив. И «Север» создал такой актив из литераторов ярких, самобытных, талантливых, творчество которых рождалось в незамутнённой крестьянской стихии народной глубинки Русского Севера.

Творческое сотрудничество карельского журнала с вологодскими литераторами имеет богатую историю и давние традиции, достойные отдельного разговора. Пожалуй, не найдётся в Вологде прозаика, поэта, публициста старшего и среднего поколения, не состоявших в авторском активе «Севера». Однако наиболее ярким проявлением такого сотрудничества стала публикация повести В. И. Белова «Привычное дело» (1966), в одночасье сделавшая вологодского писателя знаменитым.

Именно об этом неустанно напоминала на многочисленных встречах с литераторами и читателями нынешний главный редактор «Севера», поэт и прозаик Елена Пиетиляйнен, приглашая к сотрудничеству и маститых вологжан и молодой писательский «подрост».

 

«Конечно, в Блуднове – не лучшие места. Теперь вижу, а не признаюсь никогда…», – так в 1958 году записал в дневник Александр Яшин. Объездившему полмира, ему было с чем сравнить свою малую родину.

Писатель жил в Архангельске, Вологде и в Москве, но всегда возвращался сюда, часто нездоровым преодолевая мучительно долгую и жестокую к путнику дорогу. Без того, чтобы напитаться воздухом родной деревни хотя бы в короткой поездке, писатель просто не мог работать, где бы и в каком столичном комфорте не жил.

«Но меня, видно, всю жизнь будет тянуть сюда. Здесь я знаю и чувствую, что особенно важно, душу каждого человека».

45 лет назад Александр Яковлевич Яшин вернулся домой навсегда. Памятник и могила смотрят в окна его «охотничьего» домика, места творческого уединения писателя на высоком обрыве над Юг-рекой, на Бобришном Угоре, что в окрестностях родного села. Сегодня здесь мемориальный комплекс, каждый год 11 июля земляки и гости собираются на День памяти, служат молебны, читают стихи, делятся воспоминаниями.

Поэт продолжает незримо присутствовать и в деревне Блудново. В родном доме музейная экспозиция, нехитрые экспонаты деревенского крестьянского быта, по деревне – мемориальные доски: здесь жил, здесь учился… Немножко странновато, будто позабытые, смотрятся на деревянной вешалке в доме-музее непривычная для деревни одёжка – «богатая» меховая шапка и пальто чёрной кожи с вытертыми обшлагами. Кожаное пальто и меховая шапка, вместе с широким габардиновым плащом и шляпой, до и после войны считались непременной «униформой» московской писательской элиты. Яшин был её полноправным членом. Делегат первого съезда, он, по сути мальчишкой, стал членом Всесоюзного правления Союза советских писателей, правда, в первый раз по ошибке: его фамилию перепутали с узбеком Камилем Яшеном. Для обычного студента Литинститута подобное попадание в руководящий орган ССП было просто немыслимо, невероятно! Однако уже ко второму писательскому съезду Александр Яшин так ярко заявил о себе, что оказался в составе Правления уже как самобытный и широко известный в литературе поэт...

Вот и сегодня в шуме и гаме «Блудновских игрищ», в наигрышах гармоней, дроби каблуков и старинных плясах пожилых артисток самодеятельных ансамблей, собравшихся, кажется, со всех окрестных деревень, в озорных частушках словно бы угадываешь присутствие самого Яшина. Он сохранил их в своей душе с детства, чтобы потом растворить в поэзии и прозе, напитывая их соком исконной народной жизни. Потому и живут до сих пор его книги и будут жить дальше.

Размышляя о творческом пути писателя на его родине, среди бескрайних полей, уже, к сожалению, некошеных, ловишь себя на парадоксальной, на первый взгляд, мысли. В современном духовном, интеллектуальном пространстве писателя Яшина будто бы становится больше, он всё более и более востребован. Конечно, издаётся литературное наследие, хоть и малыми дозами, но выходят в свет дневники (дочь писателя Наталья Александровна вместе с заместителем губернатора Вологодской области О. А.Васильевым принимавшая участников пресс-тура в родовом доме писателя, сообщила, что неопубликованная часть литературного наследия А. Я. Яшина еще весьма и весьма значительна). Но есть в этом феномене и какая-то иная отгадка…

Среди этих бескрайних полей, ввиду малых и больших деревень, осенённых большими именами, невольно задаёшься вечными вопросами. Что делает творчество писателя актуальным на все времена? Почему произведения одного, часто угнетаемого при жизни, гонимого, с годами становятся всё нужнее и нужнее? Почему одного издают и переиздают, а другого, зачастую увенчанного при жизни наградами, забывают сразу после смерти? Что причиной тому – народность, верность традиции, профессиональное мастерство? Да, безусловно. Но в этом ряду есть и еще одно – любовь. Да, наверное, в первую очередь – любовь...

А. Я. Яшин был открыт и щедр на любовь к коллегам, к своим героям и читателям. «Человеконенавистничество в искусстве – это фашизм, это вырождение искусства… Поэзия должна делать добро людям», – писал он. Как актуальна эта мысль для современной российской словесности, в которой писатель зачастую любит только себя, пытаясь порой с помощью литературы свести счёты с другими.

«Я очень счастлив, что с самого начала не ошибся в тебе, что с самого начала как-то сразу почувствовал тебя, твою силу и оказался (верно же!) почти «провидцем». Только бы ты не скопытился раньше времени, родной мой!», – писал Яшин из московского онкологического института едва начавшему писательскую судьбу Василию Белову. Земной жизни ему оставалось всего два с половиной месяца...

«Спеши любить, жалеть и любить», – вот главный завет Александра Яшина своим коллегам, ученикам и всем нам, современным его почитателям.

Что из этой формулы может устареть?

И коли ни любовь, ни сострадание к людям, ни добро в русском народе устареть не могут, то и живы сегодня и Александр Яковлевич Яшин, и Василий Иванович Белов, пусть хоть в его родной Тимонихе осталось два дома, и Николай Михайлович Рубцов, на памятнике которому в милой его сердцу древней Тотьме мы прочитали вечные строки:

За всё добро расплатимся добром

За всю любовь расплатимся любовью…

Они всегда рядом с нами. Они живы, и в сердцах наших не умрут никогда.


ст. Шарья – д. Блудново – Бобришный Угор – г. Никольск – г. Тотьма – д. Тимониха – г. Харовск – г. Вологда – г. Петрозаводск.

Июль 2013

На фото - дом А. Яшина